Последние комментарии в тёплом местечке

Сейчас 282 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

У тебя есть права

Ближе к полуночи мы подошли к калитке. Я открыла калитку и позвала Софию. София нехотя приблизилась и попыталась начать детскую истерику.

- А, ну ладно, тогда я пошла, если ты говорить не собираешься, - сказала я, закрыла калитку и повернулась уходить.

- Собираюсь говорить, - внятно сказала София.

Я повернулась к ней. Калитку приоткрыла наполовину.

- И? Где ты собираешься спать?

- Не знаю.

-Ну, что сердобольные соседи не позвали тебя к себе жить?

- Не позвали.

- А ты думала, что будешь как всегда бегать орать «не надо меня», потом стоять с жалобным видом и все сбегутся спасать, домой отведут, разносолами накормят, спать уложат и родителей твоих поругают?

- Да! Честно скажу, так и думала! – с силой и напором от обиды произнесла София.

- И?

- Не позвали!

- А почему?

- Не знаю.

- Плохо в глазки заглядывала и мало жалобный вид делала? Может поэтому?

София покопалась в памяти, сверяя свои действия.

- Не позвали! Не знаю!

- Значит сердобольные не стали спасать, потому что…

- Ну, наверное…

Я перебила:

- Потому что ты большая.

- Наверное, потому что…

Я вновь перебила:

- Ты подросток.

София недоумённо и не веряще смотрела на меня.

- Наверное, потому что…

Я перебила:

- Ты выросла.

- Наверное, потому что я выросла! – зло протараторила дочь.

- Ага, потому что ты большая. Не веришь? Понимаешь, пока ребёнок маленький, - я жестом показала половину её роста, - Это одно. Тут люди жалеют, спасают. А когда это подросток – отношение совсем другое. Это когда малыш, то могут подумать, что и впрямь обижают и надо спасать. А когда подросток, почти с маму ростом и весь такой «Не надо меня», то люди знают, что подростка не очень то и обидишь. А еще, скорее всего подросток сам ссорится с родителями, обнаглел и оборзел. И никому с подростками возиться не хочется.

София удивлённо посмотрела на меня.

- Вот как-то так устроена жизнь. А ты думала, будешь вести себя как малыш, и все будут опять тебя спасть? А вот. Не будут. Ты не учла одного – ты выросла. Ты уже подросток. Твой способ вести себя как прежде уже не работает.

- Как же так!?!

- А вот так. Больше спасать не будут. И домой к себе не позовут. Хотя… позовут…

София торжествующе посмотрела на меня.

- Дяденьки тебя позовут. И то не все. А только те, которые в тебе увидят большую девушку, с большими сисями. Позовут. Домой. Сексом заняться. А потом, после секса, из дома выгонят. Жить у себя не оставят. Потому что заботиться о тебе они не собирались. Ты им нужна была для секса.

Лицо у Софии скривилось.

- А тётеньки и бабушки не позовут.

- Ну как же так!?!

- А вот так, - сказал папа, - Ты большая. Теперь только дяденьки будут интересоваться. Для секса.  А потом прогонят.

София уставилась на папу и задумалась. Если это сказала не только мама, но и мужчина – значит, в этом есть доля истины.

- Но, я так не хочу! – возмутилась София.

- Ну, вот как-то так устроена жизнь.

София воззрилась на нас, обдумывая.

 Я подождала немного и продолжила.

- Ну, так, почему ты в девять часов спать не легла?

София вытаращила на меня глаза.

- Почему ты не обедала и не ужинала?

София возмущённая моей глупости:

- Потому что у нас всё разбито!

- Какое интересное слово подобрала дочка, - сказал папа.

- Ага. Интересное слово, - согласилась с ним я.

Я немного подумала. Не спешу.

- Доченька, всё у нас разбито – это когда у тебя прочерки в свидетельстве о рождении. У тебя прочерки сейчас в свидетельстве о рождении?

- Нет.

- Вот. Значит, нет прочерков. Значит, не разбито.

- Но мы поссорились.

- Ага. Поссорились. Так почему ты в девять спать не легла и не кушала?

- Так мы ж поссорились.

- И?

- Ну, я ж не могла! – как глупой объясняет мне дочь.

- Что не могла? – удивлённо спрашиваю я.

- Спать лечь и покушать.

- А! Это потому что «здесь живу злая я»! Я поверила уже тебе, что я злая. И тебе сказала, что тебе лучше бежать дальше. А здесь живу злая я.

- Да, мама. Поэтому я спать не легла и не кушала.

Победоносно смотрит на меня София.

Я задумчиво смотрю на неё. Никуда не тороплюсь. Тишина полуночной ночи. И даже крики шакалов уже не слышны. Летняя ночная прохлада, от которой хочется ёжиться и дочка зябнет, и я зябну. Хоть на Серёже футболка. А мы с дочкой с открытыми плечами и это в горной ночи прохладно. Ой, что-то я отвлеклась. А происходит вроде как важное.

За время моих созерцаний природы, погоды, нас, с доченьки сползло победоносное выражение лица. Что-то шло не так.

- Доченька, а ты знаешь, что у тебя есть права?

- А? Что?

- Я говорю: а ты знаешь, что у тебя есть Права?

- Какие права?! Нет у меня никаких прав!

Возмутилась София.

- Всё-таки тебе надо жить  в Беларуси. Да простит меня Беларусь, но там таких много, кто не знает, что у них есть права.

София среагировала на упоминание Беларуси. Немного уже наслышана. Ведь мы, конечно, дома обсуждали события в Беларуси.

- А причём тут это? – спросила София.

- Притом, что ты почему-то не знаешь, что у тебя есть права.

- А что такое права? Может, ты не знаешь это слово? – спросил папа.

- Но ведь я не могу машину водить! У меня нет прав!

- Вот, дочка думала, что права – это права, чтобы машину водить. Но это не те права. Это так их в простонародье называют, - сказал папа.

- Это водительское удостоверение, - уточнила я. – Водительское удостоверение называют в простонародье правами, потому что водительское удостоверение даёт право водить машину.

- Вот таких прав у меня нету. Вы что, не знаете!?

- Конечно, мы знаем, что у тебя нет водительского удостоверения. Но я сейчас говорю о другом. Ты ребёнок. И у тебя есть права, как и у любого другого человека.

- Какие у меня есть права?

- Право на жизнь. Право на здоровье. Право на свободное волеизъявление.

- Чего-чего???

- Волеизъявление. Воле – изъявление. Изъявлять – сообщать, говорить. Говорить то, что тебе хочется, говорить то, что тебе надо. Свободно говорить о том, что тебе хочется и что тебе надо.

- А.

- Угу. Право на жизнь. Право на здоровье, Право на свободное волеизъявление. Поскольку ты ребёнок, то у тебя есть право на еду, право на жильё.

- У меня есть права? Почему я этого не знала?

- Хороший вопрос. Наверное, потому что не спешишь взрослеть и понимать. И хотя мы тебе говорили об этом – ты как-то себе в головушке не откладывала. Мы тебе не раз говорили: «Ты имеешь полное право тут жить, потому что ты наш ребёнок».

София покопалась в своей памяти.

- Хм. Говорили. И впрямь говорили. Я не думала, что это важно.

- Вот. Понимаешь, ты всё думаешь, что будут прокатывать детские способы жить, а ты растёшь. И уже надо по-другому. Уже важно знать о своих правах.  Поскольку ты ребёнок, то твои права на жильё и еду должны обеспечивать твои родители. Записи в твоём свидетельстве о рождении  в графах отец и мать – это не просто так какие-то фамилии, имена и отчества. Это указаны люди, которые ОБЯЗАНЫ обеспечивать твои права на жильё, на еду, на образование. То есть это люди, к которым ты можешь прийти, пока ты несовершеннолетняя, и потребовать:                «где мне спать?», «что мне есть?» И родители обязаны тебе это обеспечить. Когда станешь совершеннолетней, то будешь иметь право жить там, где ты прописана. Кормить уже никто не будет обязан. А вот жить, где прописана, ты имеешь полное право даже совершеннолетняя. А пока ребёнок, то и кормить обязаны родители. Потому являешься после любой ссоры. И даже, если тебе грозно: «Что явилась?!» - а ты в ответ: «У меня есть Права!»

А придёшь к чужим людям и скажешь им: «Где мне спать? Что мне есть?» А они в ответ: «А ты кто такая?» А ты им: «У меня есть права!» А они тебе:  «Мы в твоём свидетельстве о рождении не записаны. Мы тебе ничего не должны. Нет у тебя таких прав по отношению к нам.  Иди отсюда!»

 

Я даю время Софии подумать, переварить услышанное. И лишь потом продолжаю:

- Понимаешь, ты уже подросток. И выходки твои уже нас достали. Сильно достали. Если ты стояла и думала, что папа или мама придут и как обычно поведут тебя за ручку домой и будут опять уговаривать и объяснять, что надо жить дома, что дома безопасно, что тебя не обижают…

- Да, я так думала! Вы так сделаете! – с силой сказала София, - А вы не сделали!

- И не сделаем, - сказал папа.

София удивлённо уставилась на него. Дочка привыкла, что папа всегда за ней бегает, зимой одевает, если на улицу раздетая обиженная убежала «уходить». Да и тут сегодня папа выносил дочке попить и перекусить.

- Я не буду больше за тобой бегать.

Отчеканил папа.

- Как же так! – возмутилась София.

- А вот так. Ты большая, – сказал папа.

Привычная картина мира рушилась. Звон разбитых надежд катился по улице. Но даже сердобольные соседи уже сладко спали.

- София, все уже спят. А ты не спишь почему-то, - сказала папа.

- А как же мне спать! А где? – удивилась София.

- Мама тебе столько уже про права твои объяснила. А ты всё стоишь на улице.

- Что же мне делать?

- Реализовывать свои права, - отчеканил папа.

- Реа... реа… реа что?

- Реализовывать!

- Что делать?

- Ты что, и этого слова не знаешь?? – удивился папа.

- Не знаю, - сокрушённо сказала дочка.

- Реализовывать - это осуществлять, делать, выполнять, - объяснил папа, - Делай уже что-нибудь. Ночь давно. Все спят. Мне уже надоело тут на улице стоять. Я уже ужинать хочу и спать.

- И я хочу, - сказала София.

- Вот и делай!

- Что?

- Ууу, вот непонятливая! Права свои реализовывай! А не стой. Никто тебя за ручку больше не поведёт. Хватит уже за ручку водить. У тебя есть права. Вот и реализовывай их.

- Мне не привычно.

- Что тебе не привычно? – устало, спросила я.

- Что у меня есть права.

- Блин, даже курица знает о своих правах. А тебе не привычно. Курица знает, что она член нашей семьи. И потому спокойно и в дом заходит. И жрать требует. А к чужим не ходит. Знает, что там у неё таких прав нет. Потому что она член нашей семьи. А не других, - с жаром сказала я.

- А мне НЕ ПРИВЫЧНО!

- Хм, у тебя права есть с самого рождения. Тебе уже 12 лет. А ты за 12 лет не привыкла, что у тебя есть права. А они у тебя с самого рождения, - я размышляла вслух.

- Как так?! С рождения!?? У меня есть права с самого рождения? Я думала, что только когда я к вам попала – у меня права появились.  А вы говорите с рождения. У меня и в детдоме были права??

- Конечно, были. Право на жизнь, право на здоровье, право на свободу волеизъявления, право на жильё и право на еду, право на безопасность. Просто пока мы не были твоими родителями, то мы не обязаны были обеспечивать твои права. Но эти права у тебя всегда были и их просто должны были обеспечивать другие люди. Не мы.

- Значит, в детдоме у меня были права…

- Были.

- Но мне никто об этом не говорил! Я думала, у меня нет никаких там прав! А у меня были! Они не говорили! Они скрывали!

- Да, у тебя и в детЛоме были права.

- Как же так.

- А вот так.

- Слушай, София, хватит на улице болтать. Давай реализовывай свои права. Я уже устал. Хочу кушать и спать, - напомнил папа.

- Я тоже устала и голодная!

- Вот и реализовывай свои права.

- А как?

- Ножками! И ручками! – громче сказал уставший папа.

-А в душ мне можно сходить?

- Можно! – подтвердил папа.

- А…

- Слушай, София, ты запарила уже. Давай скорее уже иди, делай, реализовывай свои права,  - у папы окончательно закончилось терпение.

София открыла калитку, прошла мимо нас.  И пошла домой.

Сходила в душ, поужинала, легла спать.

 

Можно годами ребёнку объяснять, что даже после любой самой страшной ссоры можно и нужно идти домой и жить там. И кушать. И спать. И быть в безопасности.  И вроде ребёнок будет знать уже хорошо, что всегда-всегда-всегда можно идти домой. Но подростки, словно всё забывают.

Подросткам не лишне напоминать:

У тебя есть права.

Если мы хотим жить в обществе, где люди помнят о своих правах, то лучше прям с детства: у тебя есть права. У тебя есть права.  У ТЕБЯ ЕСТЬ ПРАВА!

© 2021 VSЁ. Все права защищены.